В этом году пройдёт посвященный 30-летию образования Республики Алтай праздник Эл Ойын в урочище Ойбок. Надеюсь, единственный наш город Горно-Алтайск, в прошлом грязное село Улала, наведет мало-мальски марафет к юбилею.

Сегодняшняя действительность такова, что зияющие «чёрные дыры» видны отовсюду. Таких дыр немало на каждой улице и в каждом переулке переулке – сгоревшие дома, сараюшки, лачуги, хибарки и дома барачного типа. Все эти бездны многих горожан угнетают и подавляют психику людей. Мне кажется, до сих пор от огражденного трёхметровым забором здания вечерней школы по-прежнему тянет запахом головешек.


Однажды, не понимая для чего, я долго стоял возле сгоревшего крыши моего родного общежития Областной Национальной школы. Это часть моего детства. Я ничего не думал, ничего не вспоминал, просто стоял. Небо было тёмное, в тучах. Дул лёгкий ветерок по котловине, как из трубы. Протекала по городу мутная илистая Улалушка до слияния с рекой Маймой, пригодная лишь в XIX –XX веках для сплава леса. Среди невысоких гор эти реки в свою очередь впадают в Катунь. Разбередил боль в душе, поздно уходил с этого места, сам не зная, зачем сделал круг? Сначала по часовой стрелке, потом против!
По документу было построено двухэтажное деревянное здание для мальчиков в 1934 году. На месте общежития девочек в 80-е годы выстроили жилые пятиэтажки. В прошлом веке до середины 50-х годов привозили в переулок (ныне улица Головина) на тракторном прицепе бочковое пиво, оставляли для торговли, также цистерны с квасом или морсовым напитком. Люди летом образовывали очереди, стояли по одному друг за другом. Там же был небольшой деревянный продовольственный магазин, теперь уже тут растут кедры.
Крыша вечерней школы загорелась 10 февраля. В памяти народной остался пожар 24 февраля текущего года в Горно-Алтайске, показанный по телевизору на всю страну – торговый центр «Ткацкий», 1952 года постройки. Помним большой пожар 1994 года, когда огнём был уничтожен ровесник мой, любимый всеми горожанами кинотеатр имени А.М. Горького на Центральной площади им. В.И. Ленина, хотя постройка была не из дерева (1939г).
По берегам речек и склонам холмов Улалы активно селились в кособоких домишках и землянках обрусевшие тубалары, ставшие русскими по языку и обычаям, люди из разных сёл региона. Процесс переселения происходил так усердно, что валили лес для жилья и хозяйственных построек рядом с городом. Многие горожане держали скот до конца 50 - х годов прошлого столетия. Брали от природы, что могли взять. В пасмурный день невозможно было добраться до верховья улицы Колхозной. Центральная улица Улалы начиналась от Улалушинского деревянного моста. На территории Алтайторга (здание было построено в 1938 г.) – небольшой базар и там же стояла возле моста «Пиволавка» (в поэме «Туба» Л.В. Кокышева хорошо описано это место). На рынке весной тубалары вместе с горожанами торговали черемшой, осенью орехом, иногда мясом, кое-какой одеждой. Население высаживали тополя, чтобы высушить болота. Затем базар перенесли туда, где сейчас красуются торговые комплексы «Алтай» («Байтерек») и «Разноторг».
Село Улала, или, по церковным документам, селение Улалинское, центр Алтайской духовной миссии. До 1912 года селение управлялось миссией, затем волостным управлением. В 1910 году у въезда в село можно было прочитать: «Село Улала, Бийского уезда, церквей – 3, школ – 2, дворов 500, всего жителей – 3127 человек».
Коренной сибиряк, известный русский прозаик, представитель «деревенской прозы», Герой Социалистического Труда и Лауреат Государственной премии СССР Валентин Григорьевич Распутин в сборнике «Дик и чуден Алтай» (2011г) написал на стр. 134: «Город недавно назывался поганистым словом Улала». Название «ула» можно принять, как «улу» – великий, или «ула» – понятие в древности племя и народ. На берегу болотистого водоёма проживали этносы туба и майман». По словарю С.И. Ожегова, слово поганый – «нечистый», «помойка» и т.д, или с религиозной точки зрения – нехристианский, языческий.
Еще в школе, в студенческие годы слышал и читал при освещении истории Золотой Орды и в ряде трудах русских исследователей XVIII – XX веков в концепциях (система взглядов) учёных о «поганых татарах», «хуже татарина». В сборнике архивных документов комитета по делам ЗАГС и архивов Республики Алтай «Административно – территориальное деление Горного Алтая», Кемерово, 2016, на стр. 185 узнаем: «Село Чёрный Ануй издавна служило миссионерским станом для приведения в православие всех «поганых татар» и местом торжища с кочевыми племенами» (11 октября 1929 г.).
Я, пятиклассник-туба, жил с ребятами алтайской и казахской национальности. Дети казахов совершенно свободно говорили по-алтайски, по-русски и на родном языке, а я – никакой. Большинство были из села Тураты. Турата – казахско-русское население. Уклад жизни, хозяйства и язык однородны с алтайцами.
Каким образом мы оказались в одной компании из разных классов в интернате Областной Национальной школы? Обычно в сентябре в школе проводили медосмотр, тогда-то выяснилось, что мы больны вирусной болезнью трахомой, поэтому-то согнали нас в одну комнату, там мы уживались, лечились и ходили в школу, по мере вылечивания переводили в другую комнату.
Именно в корпусе общежития мальчиков, с наружным туалетом на первом этаже в угловой комнате, начиналась моя беззаботная интернатская жизнь. Это было 1952 год. В интернате кипела жизнь детей и воспитателей, здесь же была столовая. Наше общежитие служило для нас родным домом и кормильцем. В некотором роде мы оставались как ребёнок без родителей. Из разных уголков Алтая собирались сюда, чтобы получить знания и образования. Нам, мальчишкам, казалось, сердце города – тут, историю свою закладываем здесь. Все были равноправны, не делились на религиозные вероисповедания: православие, мусульманство, буддизм и язычество.
Зимой наша комната набивалась битком из соседних комнат, безбожники играли до упаду в национальную игру «Тебек». После бурной игры всем хотелось пить воду. Баловник Каланов с 9-го класса, из села Куюм Эликмонарского аймака, ставил на стол графин с водой желтого цвета. Первым хлебнул Николай Шатинов (Шатра) с 6-го класса, из урочища Улегем Онгудайского района – позднее стал известным поэтом Горного Алтая, сказал: «Почему-то вода обладает солёностью». В это время плут Каланов, уткнувшись в подушку, давился от смеха.
В общежитии этот плут проделывал или выкидывал такой фокус: услыхав голос воспитателя издали: «Подъём!», он тихо поднимался с постели и прислонял к двери скамейку, все это с грохотом падало на человека. Его издевательства над людьми не смешили нас, мальчишек, надоело, однажды мы сыграли над ними злую шутку, с тех пор все прекратилось.
Прошло уже несколько месяцев с момента пожара. И ничего. Сдвига по восстановлению вечерней школы не видно. По моему мнению, всего-навсего следует достроить крышу двухэтажного помещения, если будут финансы. В республике немало выпускников Областной Национальной школы, они работают в разных сферах; есть депутаты Госдумы, Эл Курултая, члены правительства РА, руководители предприятий и организаций. Известные учёные, артисты, спортсмены, почётные граждане республики могли бы быть учредителями фонда сбора средств для строительства объекта. Можно было бы через СМИ объявить «месячник» или придумать другие формы работы.
Посильное содействие могли бы оказать по примеру предпринимателя прошлого столетия Аргымая Кульджина из села Теньги нынешний долларовый миллионер – бизнесмен-алтаец А.В. Кулаков из Усть-Канского района, СПК «Теньгинский» (Шадрин В.Г.), религиозная община «Ак бурхан» (Санашкин А. М.) и др.
Горно –Алтайск, апрель 2021г.
Александр Санович Тадыжеков.

Интересный материал? Подпишитесь на наш канал в Telegram https://t.me/listock04 , чтобы получать больше интересных новостей.

 

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (4 голосов)